Skip to main content

ТЕЛО

ОЛЕГ КУЛИК
OLEG KULIK

045

Не могу больше молчать! Страсбург, Европейский парламент. 132х90. Фотопечать на пластике. 1996
Can’t keep myself silent anymore! Strasbourg, European Parliament. 132×90. Print on plastic. 1996

Человека пытают стальным инструментом, завершение которого выполнено в форме логотипа Европейского Союза. Художник как будто распят на британском флаге, на лице написано страдание.

This is a passionate image of a man being branded by a steel instrument in the form of European Union logo. The artist is crucified on a British flag; his face betrays pain. His tormentors are off-camera.

ПРЕДШЕСТВЕННИКИ. Телесные страдания характерны для жанра перформанса, в котором Олег Кулик работал в 1990-е годы. Этот перформанс не исключение. Первые авторы перформансов точно так же не боялись боли. Так, американец Крис Берден распинал себя с помощью ассистентов на багажнике машины.

046

Фрагмент №5. 90х74,5. Фотография. 2004
Fragment No. 5. 90×74,5. Photograph. 2004

Только фрагменты тела девушки видны на динамичной фотографии. Почти все ее тело сливается с черным фоном. Она, кажется, исполняет балетное па.

We see only fragments of the girl’s body in this dynamic photo – her body blends into the black background. It appears that she is performing a ballet pas

ПАРАЛЛЕЛИ. Одна из последних работ Олега Кулика совершенно неожиданно для зрителей оказалась умеренной, почти классичной. Интерес к красоте тела, а не его возможностям, сближает работу из серии «Фрагменты» с художниками раздела «Неоклассика».

047

Я кусаю Америку. 164,5х131,5. Фотография. 1997
I bite America. 164,5×131,5. Photograph. 1997

Звериный оскал делает героя фотографии похожим на обитателей одной из камер для особо опасных преступников в фильме «Молчание ягнят». Ошейник и железная цепь указывают на то, что он уже потерял связь с человеческим обществом.

A beastly grin makes the protagonist look like a maximum-security inmate, perhaps in a neighboring cell to Hannibal Lector in “The Silence Of The lambs.” The collar and chain signify a break from the society of humans

ИСТОЧНИКИ. Олег Кулик впервые предстал перед зрителем в образе человека-собаки в начале 1990-х. Его перформанс в одной из крупнейших галерей Нью-Йорка, принадлежащей Джеффри Дейчу, назывался «Я кусаю Америку, Америка кусает меня». Фотография представляет собой документацию той акции. В рамках перформанса Кулик несколько дней провел в железной клетке и вел себя как представитель собачьей породы. Название перформанса отсылает к акции Йозефа Бойса 1974 года под названием «Я люблю Америку, Америка любит меня». Один из самых известных художников в мире провел неделю в обществе койота. Это был первый визит Бойса в США. Добровольное затворничество художника объяснялось его протестом против войны во Вьетнаме и политики США в целом. Кулик, несмотря на более агрессивный заголовок перформанса, к политическому аспекту американской жизни остался равнодушен.

ВЛАДИСЛАВ МАМЫШЕВ (МОНРО)
VLADISLAV MAMYSHEV (MONROE)

042 copy

Жизнь замечательных Монро. 75х60. Фотография. 1995
The Life of Fabulous Monroes. 75×60. Photograph. 1995

Один и тот же человек изображает героев мировой истории и культуры. Иногда для того, чтобы подчеркнуть сходство, ему приходится принимать комичное выражение лица.

The same person acts out the different heroes of world history and culture, sometimes comically altering his expression to make the transformation credible.

СОВРЕМЕННИКИ. Это первый громкий проект Владислава Мамышева-Монро. Он был показан в Москве в 1995 году. Несколько работ висели прямо на фасаде галереи «Якут». Правда, московское правительство запретило демонстрацию автопортрета художника в образе Гитлера. Самым близким Монро по духу художником считают японца Ясумасу Моримура. Он тоже обожает переодевания, правда, самой известной его серией стали фотографии, на которых Моримура восстанавливает шедевры европейского искусства с собой в главной роли. Возможности (и чувство юмора) Моримуры широки: художник даже изобразил себя в виде подсолнуха со знаменитой картины Ван Гога.

050 copy

Уорхол, Мэрилин. 78х77,5. Фотография. 2005
Warhol, Marilyn. 78×77,5 each. Photograph. 2005

Художник раскрасил свое лицо масляной краской в цвета, предпочитаемые Энди Уорхолом. Благодаря этому его лицо стало неестественным и скульптурным. Толстый слой краски напоминает о гриме театральных актеров.

The artist painted his face in the bright primary colors preferred by Andy Warhol. This makes the expression more distant and aloof, while referencing the heavily painted faces of theatre actors

ПАРАЛЛЕЛИ. Автопортрет Энди Уорхола 1967 года уже встречался нам в разделе «Идея». Там его цитировал Юрий Альберт. Мамышев-Монро далек от концептуального, философского подхода, характерного для художников «Идеи». Монро примеряет культурные и исторические маски, оживляя их при помощи собственной харизмы. Новый образ возникает как признание мощи и влияния старого.

Елизавета I. 120х90. Фотопечать на пластике. 2006
Queen Elizabeth I. 120×90. Print on plastic. 2006

Смысл этой травестии в том, чтобы насладиться пафосом елизаветинской эпохи, считающейся англичанами Золотым Веком страны. Королева на фотографии лишена трона и заполняет все пространство кадра своим роскошным платьем.

The splendor of Victorian aristocracy is the subject of this travesty. This queen doesn’t have a throne and fills the frame of the photo with “her” voluptuous dress.

СИНИЕ НОСЫ
BLUE NOSES

081 copy

Кухонный супрематизм. 86х91. Фотография. 2005–2008
Suprematism in the kitchen. 86×91 each. Photograph. 2005–2008

Нехитрый продуктовый набор разложен на столе без скатерти. Абстрактные композиции благодаря грубости использованных материалов приобрели весомость и телесность.

A simple array of foods is spread out on a bare table. Rude materials give the abstract compositions a feeling of corporeal texture and weight.

Image_4_dem_opt

Демонстрация. Фрагмент видеоинсталляции «Маленькие человечки». Видео, картон. 2004
Rally. Fragment of the installation “Little Men”. Video, cardboard. 2004.

На белом фоне маленькие персонажи видео-фильма что-то кричат высокими голосами. Видео снято в убыстренном темпе, как ранние черно-белые комедии с Чарли Чаплином.

The miniature heroes of this video are shouting something in high-pitched voices, against a white background. The video is shot in a rapid tempo, reminding us of early black and white comedy movies by Charlie Chaplin

ИСТОЧНИКИ. «Маленькие человечки» «Синих носов» вызывают в памяти «Путешествие Гулливера в страну лилипутов» Джонатана Свифта. «Синие носы» пародируют «большой мир» подобно тому, как Свифт высмеивал в образе лилипутов современную ему Англию.

087 088

Реквизит для революций. 120х80. Лайт-бокс. 2003
Requisites for Revolutions. 120×80. Lightbox. 2003

Двое мужчин в подчеркнуто простонародной одежде (тельняшки, шапки-ушанки) исполняют агрессивный танец перед рекламными плакатами. В руках у них – вилы и лопаты, орудия пролетарского возмущения.

Two men in everyday clothes (sailor shirts and hats with ear flaps) dance in front of street ads. They hold pitchforks and shovels – the instruments of proletarian labor

ПАРАЛЛЕЛИ. В «Реквизите для революций» «Синие носы» (Вячеслав Мизин, Константин Скотников) предлагают политическим партиям воспользоваться услугами фирмы, производящей «орудия пролетариата». На рубеже 1990-2000 годов (и в меньшей степени сегодня) в политической среде было множество желающих воспользоваться возмущением общества. Социальная несправедливость, правда, не привела к революции, и пародийные пролетарии в изображении «Синих Носов» всего лишь картонные пугала. Тем не менее, в работе есть и другой подтекст: недовольство все-таки есть, и возможно, «реквизит» найдет своих «актеров».